И стал свет

Клёва не было, рыба сварилась. 🙁

Зато завёл в мастерскую электричество и сказал: «Да будет свет!». И засветил.

свет

А потом, как дурак, неделю ходил и включал-выключал свет. Потому, что больше в мастерской делать было нечего — папка с чертежами и шаблонами осталась дома.

Ежик и барабан

С барабаном ходит ежик,
Бум-бум-бум! (Дети маршируют по кругу, изображая игру на барабане) 
Целый день играет ежик,
Бум-бум-бум!
С барабаном за плечами,
Бум-бум-бум!  (Маршируют, спрятав руки за спину)
Ежик в сад забрел случайно,
Бум-бум-бум!
Очень яблоки любил он,
Бум-бум-бум! (Подносят ко рту то одной, то другой рукой воображаемое яблоко)
Барабан в саду забыл он,
Бум-бум-бум!  (Разводят руками)
Ночью яблоки срывались,
Бум-бум-бум!  (Руки на поясе, выполняют прыжки на месте)
И удары раздавались,
Бум-бум-бум!
Зайцы здорово струхнули,
Бум-бум-бум!  (Приседают, сделав «ушки» из ладошек)
Глаз до зорьки не сомкнули,
Бум-бум-бум!

 
Жил в лесу колючий ежик, (дети ритмично сжимают и разжимают кулачки)
Был клубочком и без ножек, (выполняют движения- скатывания)
Не умел он хлопать —Хлоп-хлоп-хлоп, (хлопают в ладоши).
Не умел он топать —Топ-топ-топ. (выполняют «топотушки»).
Не умел он прыгать — Прыг-прыг-прыг (прыгают на двух ногах).
Только носом двигать – Пых-пых-пых
А ребятки в лес пришли, (маршируют)
Ежика в лесу нашли, (развели руки, удивились)
Научили хлопать — Хлоп-хлоп-хлоп, (хлопают в ладоши).
Научили топать — Топ-топ-топ. (выполняют «топотушки»).
Научили прыгать — Прыг-прыг-прыг, (прыгают на двух ногах).
Научили бегать…Вот какие мы хорошие друзья. Ёжику помогли и сами дружим друг с другом!!!

Надо срочно что-нибудь распилить, склеить или хотя бы покрасить. Иначе боюсь пойти неверной дорогой. Ох, безделье…

Из жизни ёжиков

Вот, бывает, нальет ежик стопочку, высоко подымет, опустит, ко рту поднесет, выпьет, грибочек вилкой наколет, высоко подымет, опустит — а в рот-то сунуть и позабудет! И такое, бывает, за один раз до десяти раз бывает. И вот тогда-то, друг мой прыщавый, вся сказка и начинается:

Сперва о лапках. Их у ежика в среднем четыре штуки. Левая, правая, задняя, запасная. Плюс костыль, ежели еж в годах, либо два, ежели инвалид, либо три, ежли коллекционер. А ежели старый увечный коллекционер — то это уже с виду вовсе даже не еж, а такой маленький дурацкий лесной комбайн, который не собирает ни хрена, а наоборот, теряет все при ходьбе — башмаки, костыли, очки, направление движения, стыд и память.

Теперь нос. У нормального ежа он один, строго спереди и строго посередине. Пока тверезый. А как выпьет — он у него везде. Ежик выпимши — это один сплошной нос, который в разные места с одинаковой целью лезет: пронюхать, нащупать, ототкнуть, выжрать и опупеть. И ежли шары, до половины залитые, на расстоянии вытянутого костыля не видят ни хрена и при ходьбе ежу лишь помеха, то нос его дальнобойный за тысячу восемьсот шагов водочный перегар от самогонного отличает. И наука на этот счет общий солидарный подтвержденный вывод имеет: любой пьяный еж, лишенный способности видеть, слышать и передвигаться, ежели где добавку пронюхает — все равно передвинется хрен его знает как, нащупает, ототкнет, выжрет и опупеет.

Теперь иголки. Их количество определяется возрастом, и к сорока годам, случается, лысеет еж до последней степени и с виду становится обычный хомяк домашний. Но! Хомяк — это всего лишь мешок с крупой, который сам себя наполнять и туда-сюда таскать может. А вот ежик, даже когда окончательно пожилой, и лысый, и хромой, и беззубый, и тугоухий — это все равно ходячий атомный бомба, и измеряется в мегатоннах, и взрывается где попало, и никого не щадит, и ничего не помнит потом. И колючки у ежика — это вроде рубашки осколочной на гранате. Их вполне может не быть. Один хрен, когда грохнет, волной все повалит.

И глаза. Они у ежика маленькие и круглые, но бывают огромные и квадратные, это когда ежик увидит, что кто-то мимо прошел и ни разу не поклонился. А еще бывают узкие и с прищуром, когда ежик, слава Богу, еще не сердится, но уже, спаси Господи, недоволен. Свои глаза ежик в основном открытыми держит, и моргает ими раз в день, а чужие — в основном прикрытыми да подбитыми, и ни одного дня не пройдет, чтоб кому-нибудь не подбил.

И вот, значит, друг ты мой золотушный, представь себе масляную такую картину без рамки и подписи, когда ежик уже пьяненький в меховую стельку и дубовую доску, но еще вполне теплый и даже слегка живой. А ты, значит, корешок мой обструганный, по грибки-ягодки за кленовыми шишками да еловым соком в лес притопать сподобился. В самую чащу, в самую гущу, в адских кущ темнотищу, где ежик хмурый упился до газообразного состояния, до полного нестояния исшатался и оба монокля проглядел в поисках: кому бы в грудную клетку черепную коробку вбить. А ты, стало быть, припожаловал. А ежик-то, выходит, тебя дождался. А ты, как я понял, крепкого здоровья и долгих лет жизни себе не хочешь. А ежик, как сейчас ты поймешь, по бухому делу твою шляпку от гвоздевой отличать не станет, а в любую поверхность одним ударом вобьет. А на похоронах твоих, получается, семья твоя таким образом время, место и усилия сэкономит. А ежик даже не разберет, моль он казнил или лауреата всемирного. А…

— А-а-а-а-а-а!!!

Вот и сказке короткой длинный конец пришел. Отдыхай, ныне подземный друг мой. Баюшки тебе вечные, спи спокойно, не ворочайся и на ежика в обиде не будь. Не со зла ведь он. Не из вредности. А просто выпил маленько. И маленько не закусил.

Евгений Шестаков.